Анатолий Белый из Израиля: Я уехал от страха. Это такой советский липкий страх, в котором люди уже живут снова - Brainum

четверг, 28 июля 2022 г.

Анатолий Белый из Израиля: Я уехал от страха. Это такой советский липкий страх, в котором люди уже живут снова

 


Анатолий Белый был одним из ведущих актеров МХТ — взять хотя бы одну его роль Мастера в «Мастер и Маргарита». Но теперь его заменит худрук Константин Хабенский и другие актеры, потому что Анатолий честно доиграл по контракту сезон в театре и уволился, и даже уехал из России. Свое решение он детально объяснил 14 июля — в день ракетного обстрела украинской Винницы, на его родине.


В интервью «Новой газете» Белый рассказал, что сейчас думает и планирует.

«Уехал я от тотальной несвободы в России. То есть тут даже полутонов нет, свободы просто нет. Я уехал от этого страха, в котором жили всю жизнь мои родители и который видел я в детстве. Это такой советский липкий страх, в котором люди уже живут снова. Гайки закручиваются всё сильнее и всё несправедливее. Общество стремительно приближается к тотальной диктатуре. Вот от этого я и уехал. Чтобы оставшуюся часть отмеренной мне жизни прожить так, как я хочу. Чтобы мои дети были людьми мира, а не законсервированными на одной территории с постоянным ощущением того самого страха.

Страх — это для меня ключевое слово. Я не хочу жить в страхе. И я не хочу, чтобы мои дети жили в нем.

Что касается того, к чему я хотел приехать, то чёткого понимания у меня нет. Я не знаю, что будет здесь, в Израиле, куда я приехал, или в какой-нибудь другой стране, где я могу оказаться. Не знаю. Но здесь я, по крайней мере, не буду бояться за свою жизнь, за свою свободу. Я не буду бояться, что завтра ко мне придут и отправят за решетку просто за то, что я говорю правду. Не буду бояться, что мне начнут диктовать, что мне делать, а чего не делать. Я буду жить там, где, по крайней мере, смогу спокойно говорить».

Актер отметил, что в театре у него была свобода, о ведь жизнь не ограничивается театром. А уход из МХТ для него — «огромная потеря и огромна боль». При этом худрук Хабенский отнесся к решению Белого с уважением.

«Костя всегда был очень порядочным человеком, я его и с этой стороны прекрасно знаю. Мы все знаем, как он занимается благотворительностью — мощно, мощнейшим образом. Когда мы с ним прощались, он сказал мне такие слова — это его, если можно так сказать, жизненное кредо: давай сделаем так, чтобы при встрече через пять, десять, пятнадцать лет нам нестыдно было смотреть друг другу в глаза. Это лучшее, что человек мог сказать. Он всё понял».

«Разговор у нас произошел задолго до конца сезона, ещё в марте, наверное. Я сказал ему, что больше не смогу здесь жить и по-прежнему существовать, я буду уезжать. Сказал, что не рву ничего сейчас, я обожаю театр и не буду его подставлять, уехав резко. Хотя очень хотелось это сделать, ещё 25 февраля хотелось просто собрать чемоданы и уехать из этого ада, из этого… В общем, мы договорились, что я до конца сезона дослужу, доиграю, мы вместе будем думать о составах, о том, кто бы мог меня заменить в моих ролях. Он с пониманием отнесся. И в конце, уже перед самым финалом, на последнем моём спектакле — «Бег», он зашел ко мне в гримерку и сказал: «Толь, знай, что двери этого театра для тебя всегда открыты, если что-то изменится, этот театр тебя всегда примет». Для меня это, конечно, очень важно».

Анатолий признался, что считает себя бессильным помочь россиянам что-то понять: ни его прошлые роли, ни чтение философских стихов, ни выход на Болотную не помогли.


«Человеческий разум, всё разумное и доброе в человеке — всё сметено одним ударом бессознательного, звериного. Ударом этой второй, обратной стороны человека.


Этот «зверь» в одну минуту побеждает всё доброе и вечное — и ничто ему не может противостоять. «Зверь» — это я имею в виду природу человека, всё низменное, что в нас есть. Он настолько силён, этот «зверь», что никакая вера, никакая религия, никакие боги не спасают. Он так овладевает умами людей… Мы же видим весь этот ужас — как завладела людьми пропаганда, что она с ними сделала. Люди просто ослепли, это какая-то непостижимая слепота. Непостижимая. Не укладывается у меня в голове, как это возможно. Но мы стали этому очевидцами. И о чём тут говорить, какая сцена? Что мы там лепечем? Это, как мы теперь видим, не имеет никакого смысла».

Актер признался, что ему не страшно было уезжать из России в неизвестность.

«Страха никакого не было. Наоборот, повторюсь, я бегу от этого страха. Я от него ухожу. Здесь, в Израиле, при всей неясности и призрачности будущего, не страшно. К моменту отъезда мое разочарование в том, что я делал все эти годы, дошло до такой степени, что я готов был заниматься в Израиле чем угодно. Чем угодно. За актерство я не держусь».

Однако Анатолий сказал, что в Израиле у него есть уже три театральных предложения. А Россию, как людей, он любит.

«У нас такая подмена произошла… Страна — не власть, это люди, это города, где люди живут, это природа. И люди замечательные. И я ни в коем случае не превращусь в собаку, которая забежала за угол и гавкает. Я не буду повторять эти ужасные слова — «Рашка» и прочие. Я очень слежу за тем, чтобы не начать говорить, что одни люди лучше, другие хуже, выше, ниже.

Для меня Россия — это… Знаете, такая странная ситуация: у меня две родины. Я до сих пор внутри себя этого не сформулировал. Как, может быть, две мамы. Или как одна волчица — и два соска. Черт его знает, как это определить, у меня внутри все эти чувства сейчас смешаны. Но Россия для меня такая же родина, как Украина. И то, что происходит между Украиной и Россией, разрывает меня на части. Мы же, действительно, были братскими народами».


Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
© Copyright 2017 Brainum. Template Designed by Bloggertheme9.