- Вызови «скорую», – произнёс чей-то голос в голове, и Костя огляделся по сторонам - Brainum

суббота, 18 июня 2022 г.

- Вызови «скорую», – произнёс чей-то голос в голове, и Костя огляделся по сторонам

 




Этот случай рассказал мне один знакомый.

Часто так бывает, что рассказывает нам человек про чудо, что с ним случилось, а мы не верим. Слушаем, киваем, а сами думаем, что ничего такого быть не могло. Придумал, нафантазировал, приснилось, желаемое за действительное принял. Какие чудеса? Какие ангелы? Какой Бог? Всё это старушечьи россказни, которым и верить-то нельзя.

Да и откуда чудесам взяться в наш информационный сумасшедший век? И почему какому-то чудаку чудо явилось, а всем остальным нет? Вот случится со мной что-то подобное, тогда я, может быть, и поверю.

Точно так рассуждал двадцативосьмилетний Костя. Жил он с мамой, Зоей Тихоновной. Отец умер, когда Косте было десять лет. Жениться Костя не спешил. Встречался со скромной девушкой Машей. Вот купит квартиру, чтобы привести в неё молодую жену, тогда и женится. Не дело двум женщинам на одной кухне толкаться. Снимать квартиру? А куда спешить? Да и маму не торопился оставить одну.

Такой вот старомодный, по современным понятиям, парень. Работал в сфере информационных технологий, а попросту айтишником. Однажды среди рабочего дня позвонила ему мама. Она просто так его не беспокоила никогда. Если звонила, значит, что-то из ряда вон случилось. И Костя тут же ответил.

- Сынок, - голос у мамы слабый, плаксивый. – Я ногу сломала. Так больно, - она всхлипнула, - не шевельнуться.

- А ты где? – заволновался Костя так, что даже вскочил со стула.

- Возле нашего магазина «Пятёрочка» лежу. «Скорую» уже вызвали. Позвонила, чтобы сказать тебе, а то всякое может случиться…

- Мам, я еду! – И Костя бросился на помощь маме.

Ещё один звонок застал его уже в машине. Мама сказала, что везут её в областную больницу. Костя тут же развернул машину и поехал в другую сторону. Когда приехал в больницу, маму уже отвезли в операционную. Несколько часов просидел Костя в коридоре, ожидая конца операции.

- Завтра приходите, когда из реанимации в палату переведём, - сказал вышедший к нему хирург.

Солнце уже садилось, когда Костя вышел из больницы. По дороге домой заехал в магазин, чтобы купить маме сок и фрукты. Вышел из магазина с пакетом и обратил внимание на женщину, которая прошла мимо, шатаясь. Удивился, что приличного вида и возраста женщина явно пьяная. Костя дошёл до своей машины и снова посмотрел ей вслед.

А та остановилась, протянула руку в сторону, словно пыталась на что-то опереться, но опоры не нашла, закачалась и упала прямо на асфальт. Костя, не раздумывая, бросился к ней.

Поставил пакет на землю, присел на корточки, окликнул женщину. Та не подавала признаков жизни. Костя наклонился и принюхался, но запаха алкоголя не почувствовал. И что делать? Познания в медицине у него отсутствовали. Сам ничем серьёзным не болел. И вокруг никого.

- Вы слышите меня? Вам плохо? – спросил Костя, а потом ударил пару раз по щекам, пытаясь привести женщину в чувство.
«Не поможет. Вызови «скорую» и приподними ей голову повыше, подложи что-нибудь, -

раздался так ясно в его голове голос, что Костя огляделся по сторонам.

Но рядом с ними на улице никого. Лишь вдалеке мужчина с собачкой на поводке гуляет. Далековато, чтобы Костя мог его ясно расслышать. А женщина в обмороке лежит на асфальте, точно не могла ничего сказать.

Костя достал из кармана телефон и позвонил в «скорую», объяснил ситуацию.
«Скажи, что инсульт у неё. Пусть поторопятся», -

снова произнёс голос.

Костя снова огляделся по сторонам. Повторил в телефон, что инсульт у женщины и попросил поскорее приехать. Решил, что сам с собой разговаривает, внутренний диалог ведёт.
«Так, теперь нужно голову приподнять. Только осторожно», -

велел голос.

Но под рукой не оказалось ничего подходящего. Костя снял с себя рубашку, подсунул под голову женщины и стал ждать бригаду скорой помощи, моля в душе, чтобы она скорее приехала.
«Не сиди, уши разотри ей хорошенько», -

подсказал голос в голове Кости.

Он стал тереть уши женщине, пока они не стали пунцово-красными. Это ли помогло, или она приходить в себя начала, но когда послышался вой приближающейся сирены, веки женщины задрожали.
«Слава Богу, приходит в себя». -

И Костя облегчённо вздохнул.

Из магазина вышли две женщины, подошли, стали расспрашивать, советы давать. Вокруг Кости стали собираться любопытные.

Тут подъехала «скорая», подбежали врачи, засуетились вокруг женщины, осторожно положили её на носилки, погрузили в машину.

- Что с ней, инсульт? – спросил Костя врача.

- Похоже. Вы врач?

- Нет. Я просто… вас вызвал, - смущённо стал оправдываться он.

- Вы всё правильно сделали, даже голову приподняли. Надеюсь, успели вовремя, - сказал врач и сел в машину.

- А в какую больницу её повезёте? – крикнул Костя зачем-то.

- В областную, - ответил врач, захлопнул дверцу и «скорая», включив мигалку и сирену, умчалась прочь.

Смотреть стало не на что, и народ разошёлся по своим делам. Костя отряхнул рубашку и надел её на себя. Поискал глазами пакет с продуктами для мамы. А пакет пропал. Костя решил, что кто-то из любопытных прихватил его с собой. «Ничего, завтра ещё куплю», - решил он и пошёл к машине.

Дома он даже есть не стал. Всё думал, что это было? Кто мог говорить в его голове? Человек постоянно ведёт диалог сам с собой, но ничего подобного прежде не было. Никогда он не руководил своими действиями. Если что-то подобное случалось, Костя сначала бросался на помощь, а потом думал.

И мысли в таких ситуациях метались обрывочные, ускользающие, не успевавшие оформиться в полноценное конкретное предложение к действию. И диагноз сходу поставить он не мог. Слышал про инсульт, но не знал, что это такое, тем более, как его определить. Кому скажи, не поверит, скажет, умом тронулся, крыша поехала от программ компьютерных.

Костя лежал в темноте и всё пытался вызвать на разговор чужой голос в его голове. Но ничего не вышло. Проскакивали его собственные мысли, и он их повторял про себя. А тогда было всё не так. Там, на улице, голос звучал чётко, без всяких предварительных беглых мыслей. «Точно, с ума схожу. Голоса стал слышать». - Усмехнулся Костя. Ему никто не ответил.

«Наверное, всему причиной женщина. Может, она экстрасенс или колдунья?» Придя к такому выводу, который показался ему наиболее правдоподобным, Костя, наконец, заснул.

На следующий день он навестил в больнице маму. Она обрадовалась и всё удивлялась, как её угораздило так упасть на ровном месте, что шейку бедра сломала.

- Придётся тебе сынок самому готовить. Ты лучше в столовой или в кафе ешь, а то я тебя знаю, на бутербродах будешь жить. А ты что сегодня ел? Я ведь вчера ужин не успела приготовить. Надо же так упасть на ровном месте, - снова и снова сетовала она.

- Ты не переживай. Не маленький, справлюсь. Ты лучше сама ешь. Говори, что купить, я принесу. Или Машу попрошу приготовить. Он ещё немного посидел с мамой, попрощался и вышел из палаты. Спустившись в холл, Костя неожиданно для самого себя пошёл в приёмное отделение.

- К вам вчера вечером «скорая» должна была женщину в возрасте привезти. С инсультом, – спросил он дежурившую медсестру.

Та отправила его в справочную службу.

Пока стоял в очереди, Костя задавался вопросом, что он здесь делает? Зачем ему нужна эта женщина? Он сделал, что нужно, вызвал «скорую»… Пока думал, подошла его очередь.

В справочной сказали, что Антонина Михайловна Скрипка лежит в неврологическом отделении, на третьем этаже, в седьмой палате. И пока к ней нельзя.

А Костя и не собирался её навещать. Сам не знает, зачем интересовался.

Сколько не прислушивался он к себе, никаких посторонних голосов в своей голове не слышал больше. И успокоился. В экстремальной ситуации чего не покажется. Его это мысли были, а не чей-то голос.

Мама шла на поправку, потихоньку начала вставать, ходить на костылях. Костя каждый день навещал её. Однажды спускался по лестнице с четвёртого этажа (лифты в больнице вечно заняты), увидел надпись «Неврологическое отделение» и остановился. «Навещает ли кто-нибудь эту Антонину Михайловну? Как она?» - И, словно кто подтолкнул его, зашёл в отделение.

Все женщины в седьмой палате были примерно одного возраста, седовласые, бледные. Костя остановился в дверях, не зная, что сказать.

- Вы к кому, молодой человек? – раздался голос с ближайшей к двери койки.

- К Антонине Михайловне. – Костя всматривался по очереди в лица женщин, ожидая какого-то знака от той, которая ему нужна.

- Я это, - ответили ему с койки у окна.

Костя подошёл.

- Вы друг Миши? – спросила вдруг Антона Михайловна.

Говорила она немного нечётко и медленно, но понятно. Левый уголок её рта был опущен и не двигался при разговоре. Костя удивился. Он думал, что она при смерти, а она ещё и разговаривает.

- Я не знаю никакого Миши. Я «скорую» вызвал, когда вы на улице упали.

Антонина Михайловна едва заметно кивнула.

- Я видела вас, - произнесла она отчётливо.

- Как? Вы же в обмороке были. Не могли вы меня видеть. – Костя начал волноваться.

- Вы стояли рядом с моим сыном, он вам что-то говорил.

У Кости мурашки побежали по спине. Он даже не нашёлся, что сказать. На ум приходило только одно, что женщина сошла с ума.

- Мой сын попал в аварию, в коме лежит. Я как узнала, так чуть с ума не сошла. – Начала объяснять женщина, подтверждая предположение Кости. – Голова вдруг закружилась, затылок заломило так, что в глазах потемнело. Не помню, что случилось, только увидела Мишу и вас рядом с ним. Я обрадовалась, что он в себя пришёл. Только он всё ещё в коме. – Она просительно посмотрела на Костю.

- Если что нужно, скажите, принесу. Почти каждый день тут бываю. У меня мама в травме лежит, ногу сломала. Я зайду ещё.

- Ничего не нужно. Здесь, слава Богу, всё есть. Если не трудно, зайдите в храм, поставьте свечку за здравие моего сына Михаила. И за маму свою заодно. Там скажут, как и что делать нужно.

Костя никогда не бывал в храме. Вообще считал, что туда ходят только неграмотные старики, а если и молодёжь, то явно с нездоровой головой. В тишине пустого храма звук его шагов отражался эхом от стен. У прилавка свечной лавки маленькая старушка смотрела на него, пока он подходил. Помогла написать записочки. Показала, перед какой иконой лучше свечки поставить.

Стоит Костя пред иконой. Мысли, обгоняя одна другую, мечутся в голове. Какая уж тут молитва. Сосредоточился. Повторил про себя несколько раз, чтобы поправилась скорее Антонина, её сын Михаил вышел из комы, а нога мамы, Зои, скорее зажила. А потом подумал, стоит ли наглеть и просить ещё квартиру, где хозяйкой будет его любимая Маша? И решил, что не стоит, не стал больше ни о чём просить.

Мысли, словно устали, перестали метаться в голове. Костя вышел из храма спокойный, с чувством выполненного долга и уверенностью, что уж теперь-то точно всё будет хорошо, нужно только время.

Костя рассказал маме про Антонину Михайловну, и та стала её навещать. Они подружились. Михаил через три дня после посещения храма Костей вышел из комы и шёл на поправку.

Прошло ещё два месяца и родители Маши предложили помочь молодым - добавить Косте недостающую сумму до покупки квартиры. Мол, их отношения прошли проверку временем, нечего тянуть, пусть женятся и подарят им внуков.

Костя пытался узнать у Михаила, видел ли тот, когда лежал в коме, как он, Костя, спасал его маму. Но тот ничего такого не помнил, лишь пожимал плечами и качал головой.

Со временем Костя перестал ломать голову над случившимся с ним. Не мог же он, в самом деле, разговаривать с человеком, лежащим в коме, слышать его голос. Решил, что ему это всё показалось, померещилось, ведь никаких голосов больше никогда не слышал. И никому, даже Маше не рассказывал об этом.

«Все люди так устроены: они ничему не верят, пока не увидят собственными глазами»
Макс Фрай

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
© Copyright 2017 Brainum. Template Designed by Bloggertheme9.