Женился на Ире. Потом – на ее маме - Brainum

понедельник, 12 июля 2021 г.

Женился на Ире. Потом – на ее маме

 



Они были художники, Витя с Ирой. Верней, когда поженились, еще были студентами. Их называли самой красивой парой художественного училища. В качестве дипломной работы Витя написал большой портрет Иры: она, тонкая блондинка, сидела на фоне черной стены в белом платье, эффектно.


Тогда я с ними и познакомился, в самом конце 80-х. Мне очень нравился их дом, совсем небольшая квартира, превращенная в мастерскую. Кругом мольберты, рамы, краски. А тот самый портрет Иры висел в спальне, занимая половину стены. Хотя Ира говорила, что портрет ей не нравится, но она терпит, ладно.

Однажды мы выпивали большой компанией, на их кухне. Кто-то бренчал на гитаре песни Цоя, кто-то выставился в окно и курил, кто-то жадно доедал из большой миски оливье, принесенный одной из девушек. Сама Ира никогда не готовила. «Я же художница, – усмехалась она. – Я не по этому делу».

Неожиданно появилась женщина, стройная брюнетка, с повелительными жестами. На ее руках позвякивали серебряные браслеты.

«Ну что это за свинство?» – спросила она, указав на стол с миской.

«Ой, мама!» – обрадовалась Ира.

«Здравствуйте, Ирина Валерьевна!» – поднялся навстречу Витя.

Да, это была мама Иры, тоже Ира.

«Принеси мою сумку!» – приказала она Вите.

Витя быстро притащил большую сумку, откуда мама Иры стала доставать колбасу, шпроты, огурцы, прочую еду.

Все закричали «Ура!».


Через два года у Вити с Ирой родился сын. И они решили уехать в Ленинград, который только стал Петербургом. «Там художникам вольней дышится», – объяснила мне Ира.

И мы потеряли друг друга на много лет. Изредка доносились слухи, как Витя много пьет и как он глупо и бездарно разлил по грязным стаканам талант. Обычная, увы, история.

Года четыре назад я был в Петербурге, увидел афишу, на ней фамилию Вити. Ого, думаю, персональная выставка, круто! Надо зайти.

Пришел. В залах галереи было пусто: утро буднего дня. Работы Вити мне очень понравились, но я выискивал новые портреты Иры. Их не было. Странно, подумал я.

Уже хотел уйти, когда заметил женщину, она говорила по телефону, что-то о продаже одной из выставленных картин. Звучали очень яркие суммы. Присмотрелся, узнал: это была Ирина Валерьевна. Да, она постарела, но так же подтянута, стремительна, те же властные жесты.

Конечно, меня бы она не вспомнила. Но на всякий случай я тихо уточнил у старушки-смотрительницы: «Извините, это же Ирина Валерьевна? Теща художника?»

«Почему тёща? – ответила та. – Она жена».

Я решил, что пожилая билетерша не очень в себе.

А вечером того же дня встречался в модном кафе на улице Рубинштейна со старым питерским другом, вселенским тусовщиком, который общался со всеми и знал всё.

Он и рассказал удивительную историю Вити, его жены и тещи.

Однажды морозным петербургским утром Ира заявила Вите, что полюбила другого. Уходит к нему вместе с сыном. Что ей надоело пьянство Вити, что он совсем забросил живопись, что вечно нет денег.

Витя бросился к Ирине Валерьевне. Он надеялся, что благоразумная мама как-то повлияет на дочь. (Несмотря на запои Вити, Ирина Валерьевна к нему относилась хорошо, говорила, что он великолепный художник.)

Ирина Валерьевна приняла Витю, налила коньяка, успокоила. И Витя остался у нее на неделю.

Что там случилось за эти дни – никто не знает. Но Витя бросил пить, легко дал развод жене, а главное – снова взялся за кисти.


Хотя нет, даже это не главное. Через полгода он женился на Ирине Валерьевне. Его не смущала разница в двадцать лет. Бывшая теща дала ему все то, чего так не хватало раньше – заботу, обеды, восхищение.

Конечно, его сын обалдел от такой новости. И не очень понимал, как теперь называть Ирину Валерьевну – мамой или бабушкой. Да все обалдели. Но Витя с новой Ириной словно не замечали разговоров и взглядов.

Он стал успешным художником, его покупают миллионеры, его картины висят в Нью-Йорке, Лондоне и Амстердаме. С женой они неразлучны, тем более, что она занимается всеми его делами, она еще и менеджер. Она вообще для него всё.

Правда, Ира, которая дочь, единственная, кто не смог принять такого альянса. С мамой они не разговаривают уже много лет.

Зато говорят, тот самый знаменитый портрет бывшей жены Витя чуть переделал. Блондинку Иру сделал брюнеткой. Превратив дочку в маму. Они ведь очень похожи. А название то же – «Портрет Ирины».

И портрет висит в их спальне.

Алексей БЕЛЯКОВ

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
© Copyright 2017 Brainum. Template Designed by Bloggertheme9.