«Я буду ждать свою любовь, даже если она придёт с ликом смерти». Вдова Гафта Ольга Остроумова - Brainum

четверг, 18 февраля 2021 г.

«Я буду ждать свою любовь, даже если она придёт с ликом смерти». Вдова Гафта Ольга Остроумова

 


Сколько вы были одна после второго развода?

Не очень долго. Год. Но я совершенно не настраивалась, что я кого-то встречу. Мне было много лет. Лет 47, наверное. И меня пугало только то, что мне одной придется вырастить детей. Шел 1993 год. И я все время себя спрашивала, сумею ли я поднять их? Но я прекрасно понимала, что не оставлю их голодными, хотя в кино тогда никакого заработка не было. Но тут, слава богу, появился Гафт.


Встреча с таким человеком, как Гафт, -- это подарок судьбы, как думаете?

Испытание. У меня вообще такое ощущение, что вся моя жизнь -- испытание. «Неси свой крест и веруй...»

Подождите, какой крест?..

В спектакле «Не будите мадам» моей героине говорят: «Он -- явление, твой муж». А я по роли отвечаю: «Жить с явлением невозможно». Вот вам ответ.

Как вы думаете, чем нужно обладать, чтобы это явление обратило на вас внимание?

Это у них надо спрашивать, как это происходит. Гафт однажды в порыве откровенности признался, как поразился одной моей фразе. По телевидению он случайно посмотрел документальный фильм о любви. И в нем я говорила, что буду ждать свою любовь несмотря ни на что. Даже если она придет с ликом смерти. Даже если это будет сама смерть. Но ей буду нужна только я. И никто другой. И Гафт, когда услышал мои слова, просто обалдел. Он сразу понял, что это не поза. И именно тогда у него впервые мелькнула мысль обо мне. Это было задолго до нашего знакомства. Когда же мы снимались в «Гараже», то даже внимания не обращали друг на друга. Я его ужасно боялась, я вообще боялась всех звезд тогдашних.

Когда через несколько лет мы встретились в кафе «Фиалка» и он пригласил в Сокольники, я за серьезное ухаживание его намерение не приняла. Думала, погуляем с детьми… Кто Гафт, а кто я? Я прекрасно понимала свое место. Что я ему, когда вокруг такие красотки? Тем более по кино я знала, какое впечатление он производит на женщин – просто идеал мужчины… У меня вообще по жизни есть немножко, как бы это сказать, не принижение себя, нет, а, скорее, возвышение других. У меня нет и никогда не было самомнения. Вот в «Вишневом саде» я Раневскую играла, и не смогла преодолеть пиетета перед Чеховым, а нужно было! Если перед драматургом ходишь на цыпочках, никогда не сыграешь хорошо. Критики отметили мою работу положительно. Но я-то знаю, что для меня лучше – свободней, чтоб передо мной не стояла личность автора. Так и люди, которых я встречаю, иногда кажутся мне больше меня. Но цену себе я все равно знаю…


Гафт поинтересовался: «В какой ресторан пойдем?» «Не знаю», -- ответила я. Я не лукавлю, потому что в ресторанах я и вправду не бывала. Мне все время приходилось решать другие задачи. Как более выгодно потратить деньги: купить кусок колбасы или апельсины детям? Денег-то не было. Да, была кооперативная квартира, за которую я платила, получив гонорар за «Зори». Но через полгода деньги кончились... Не удивительно, мне казалось, что он живет в совершенно другом мире.

А оказалось?

Он и жил в другом мире. Я – человек абсолютно не тусовочный. Это сейчас он готов остаться дома. А тогда ему нравилось выходить в свет. Он страшно матерился, я же, как красна девица, заливалась краской, если при мне кто-нибудь невзначай ронял крепкое словцо. Об этом знали все мои друзья. И в 45 лет уши у меня, как говорится, от мата вяли. Может, потому, что я служу в «Моссовете», а он в «Современнике», а это совсем другой театр? Валентин, конечно, не нарочно матерился, ему просто было все равно. Он не видел, что мне это неприятно. Что я ему не отвечаю тем же. Вот сейчас он не ругается. Зато я могу высказаться. Видите, как все меняется.

А чем все-таки отличалась его жизнь?

Она была более элитарной, свободной. А я жила буквально не снимая калош: прибегала домой, варила кашу, а затем мчалась в театр, чтобы хоть немного отдохнуть от рутины. Честно говоря, я не могу про него рассказывать. Я-то надеялась, что с его приходом у меня наконец появилась защита. Стена. Оказалось, появился еще один ребенок, причем самый сложный из всех. Материально он плечо, конечно, подставил. Но работать меньше от этого я не стала. Снялась в «Бедной Насте». Роль очень интересная, но съемки были чистым рабством -- в течение восьми месяцев я уходила из дома в семь утра, приходила в 12 ночи. И снова в семь на грим. Но зато я скопила денег и купила Мишке квартиру.

Что, без помощи Гафта? А это, случаем, не показная независимость?

Как вам сказать, у меня просто были стыд и совесть. Почему он должен работать на моих детей? Но теперь-то я думаю, что поступала неправильно. Потому что этими действиями я отдаляла детей от него. А это нехорошо. Надо было наоборот. Его -- к ним привлекать. Понятно же, чем человек больше вкладывает, тем ближе ему становишься. Вот в чем штука. Но я женщина не умная. Не хитрая. Хотя детей он любит -- и внуков тоже.

То есть вы хотите сказать, не нужно стесняться у мужчин брать деньги, если они предлагают?

И даже если не предлагают. Надо просто сказать: дай, пожалуйста, у меня затруднения. Хотя я не смогла. А надо воспитывать себя в этом направлении. Я шутя это говорю. Конечно, через себя не переступишь. После развода с Левитиным я сказала: хорошо живут стервы -- за них все делают. А у меня все наоборот: кто, если не я? «Ой, я не умею лампочку вкрутить», -- говорит Валя. Я лезу, вкручиваю. Это неправильно. Мне подруги говорят, что я сама балую своих мужей. Ты так себя ведешь, сетуют, что они расслабляются. На что я спрашиваю: почему же меня никто не избаловал? Может, потому, что я сама не позволяла? Но это не значит, что я не хочу, чтобы мне помогли, взяли на себя часть моей ноши. Я очень хочу. И если ее возьмут, я потом отблагодарю в сто крат... Но пока что-то не получается.


Вот был у меня замечательный друг. Был, потому что умер в 66 лет. Он был дедом моим детям, поддержкой -- мне, и прекрасным мужем своей жене Фане, той самой подруге, которой 90 лет и которая живет в Америке. Однажды я потеряла ключи от «копейки», машины, что у нас была. И буквально впала в оцепенение, потому что, во-первых, я -- человек, который ничего не теряет, у меня все под контролем, но это оттого, что мне не на кого надеяться. А во-вторых, я просто не знала, что делать, у кого просить помощи, когда ее просить не у кого. И какое счастье, что был жив Шурик. Он сказал: «Успокойтесь. Сейчас я приеду, и мы все уладим». Такие друзья дорогого стоят...

Разговор состоялся в 2010 году


Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
© Copyright 2017 Brainum. Template Designed by Bloggertheme9.