«Самый счастливый в мире тот, кто имеет хорошую жену» - Brainum

воскресенье, 22 декабря 2019 г.

«Самый счастливый в мире тот, кто имеет хорошую жену»

 



Об этой замечательной женщине мы знаем непростительно мало. Не сохранилось её достоверного портрета (здесь лишь предполагаемый). Далеко не вся биография прослежена. Однако, написав целый цикл статей о жёнах декабристов, я не могу не сказать хоть немного о той, что значительно раньше их совершила подобный поступок.




Больше интересного - в нашем Telegram-канале https://t.me/brainumru

Имя её – Елизавета Васильевна Рубановская; она младшая сестра Анны Васильевны, жены А.Н.Радищева, и вторая жена писателя.



Она прожила всего сорок лет. О жизни её до 1790 года известно немногое. М.Муратов в книге «Жизнь Радищева» приводит сведения, что Лизанька Рубановская блестяще окончила в 1776 году Смольный институт (была награждена большой золотой медалью) и должна была стать фрейлиной, но Екатерина II из-за некрасивости девушки («Она была не хороша лицом и ряба», - писал её племянник) велела заменить её получившей малую золотую медаль Катей Нелидовой, хорошо танцевавшей и игравшей на арфе.

Не обладая большим приданым, Лизанька не могла рассчитывать на удачное замужество. А вот её старшая сестра Анна в 1775 году вышла замуж за друга младшего брата своего отца, Александра Николаевича Радищева. Это был брак по страстной любви, состоявшийся, несмотря на противодействие родителей невесты. Брак счастливый, но, увы, недолгий. «В ту минуту, как жених с невестою поехали к венчанию, лошади понесли, что сочтено было за дурное предзнаменование, - передавал семейную легенду их сын. - Действительно, счастливые супруги прожили вместе только восемь лет».


А.В.Радищева


Анна Васильевна умерла в августе 1783 года, вскоре после рождения третьего сына. Современники свидетельствовали - Радищев был в отчаянии. Об этом говорит и его эпитафия жене (кстати, по первым строкам признанная «богохульной»):

О! если то не ложно,

Что мы по смерти будем жить,-

Коль будем жить, то чувствовать нам должно;

Коль будем чувствовать, нельзя и не любить.

Надеждой сей себя питая

И дни в тоске препровождая,

Я смерти жду, как брачна дня;

Умру и горести забуду,

В объятиях твоих я паки счастлив буду.

Но если ж то мечта, что сердцу льстит, маня,

И ненавистный рок отъял тебя навеки,

Тогда отрады нет, да льются слезны реки.

Тронись, любезная! стенаниями друга,

Се предстоит тебе в объятьях твоих чад;


Не можешь коль прейти свирепых смерти врат,

Явись хотя в мечте, утеши тем супруга...

Видимо, именно тогда в доме Радищева появилась Елизавета Васильевна. «Его свояченицы, вышедши из Смольного Монастыря, взялись воспитывать его детей», - записал Павел Радищев (тот самый, чьё рождение стоило жизни матери). Про другую сестру, Дарью, мы не знаем почти ничего, а вот Елизавета Васильевна заменила детям мать.

А в 1790 году в книжных лавках появляется «Путешествие из Петербурга в Москву» - и «бунтовщик хуже Пугачёва» попадает в Петропавловскую крепость.

Существует семейное предание, что Елизавета Васильевна отдала все свои драгоценности страшному главе Тайной экспедиции С.И.Шешковскому, чьё имя так пугало арестованных, что, например, тот же Радищев, когда услышал, что за ним явился человек «от Шешковского», упал в обморок. О том, как умел пытать Шешковский, ходили страшные рассказы. Но Радищева не пытали, хотя он, признав свою вину, не назвал ни одного из своих помощников.

Уголовная палата приговорила Радищева к смертной казни, но 4 сентября 1790 года был подписан именной указ: «Освобождаем его от лишения живота и повелеваем вместо того, отобрав у него чины, знаки ордена святого Владимира и дворянское достоинство, послать его в Илимский острог на десятилетнее безысходное пребывание».

В отличие от декабристов и вопреки легендам, Радищева везли в Сибирь не в кандалах. Его покровитель граф А.Р.Воронцов «объявил семейству Радищева, что он берёт на себя всё его содержание, как в дороге, так и на месте его заточения, и разослал деньги во все города, где ему должно было останавливаться». И тем не менее приговор для того времени был страшен. Снова воспоминания Павла Радищева: «Ссылка на десять лет, в то время, значила — на всю жизнь. Елизавета Васильевна зарыдала. Полицейский офицер также плакавший, старался её утешить, уверяя, что Сибирь хорошая земля».

Ты хочешь знать: кто я? Что я? Куда я еду?

Я тот же, что и был и буду весь мой век.

Не скот, не дерево, не раб, но человек!


Дорогу проложить, где не бывало следу,

Для борзых смельчаков и в прозе и в стихах,

Чувствительным сердцам и истине я в страх

В острог Илимский еду.

А вслед за ним едет Елизавета Васильевна с младшими детьми, 9-летней Екатериной и 8-летним Павлом (двух старших сыновей взял к себе старший брат Радищева). И, по сообщению этого самого Павла, «Радищев женился в Сибири на Елизавете Васильевне. В апреле 1792 года родилась у него дочь; в январе 1795 года другая дочь, а 3 сентября 1796 года — сын».

Законность этого брака вызывает сомнения: по понятиям того времени, он считался кровосмесительным и потому был невозможен. Может быть, их обвенчал какой-нибудь местный священник, получивший взятку, может быть, это было просто сожительство. Во всяком случае, известно, что отец Радищева (и ему, и матери было суждено пережить сына) по возвращении из Сибири не пустил на порог ни сына, ни внуков. И опять рассказ П.А.Радищева: «Он [Александр Николаевич] привёз к матери своих детей от Елизаветы Васильевны. Она приняла их очень благосклонно. Но не так рассудил Николай Афанасьевич. „Или ты татарин?", – вскричал он, когда возвратившийся из ссылки сын объявил ему о трёх новых детях, привезённых из Сибири. – „Или ты татарин, что женился на свояченице?.. Женись ты там на крестьянской девке, я бы её принял как дочь"… Впоследствии, узнав, что по смерти его сына император Александр Павлович велел поместить двух малолетних дочерей его в Смольный монастырь, а шестилетнего сына во 2-й Кадетский корпус, с фамилиею Радищевых, – этот несговорчивый дед хотел ехать в Петербург, просить государя снять с них эту фамилию, и с трудом дети могли удержать его уверением, что поездка его будет напрасна».

Но это будет позже, а пока жизнь Радищева и Елизаветы Васильевны протекает вполне безоблачно. «Александр Николаевич полагал, — писал его сын, — что самый счастливый в мире тот, кто имеет хорошую жену». Это счастье ему было дано дважды, но на короткий срок.


В феврале 1797 года, через четыре месяца после смерти Екатерины II, проживший пять лет в ссылке Радищев, ещё не получив официального указа об освобождении, вместе с семьёй уезжает из Илимска. Жестоко простудившись в дороге, Елизавета Васильевна умирает вскоре после приезда в Тобольск. А.Н.Радищев 7 апреля записывает в дневнике всего одно слово: «Смерть».

Сам Радищев, как известно, умер (или покончил с собой – сведения расходятся) в марте 1802 года.

Самый известный из его потомков – сын родившейся в Сибири дочери Фёклы художник Алексей Петрович Боголюбов, основатель рисовального училища (сейчас его имени) и Художественного музея имени А.Н.Радищева в Саратове.


Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
© Copyright 2017 Brainum. Template Designed by Bloggertheme9.