Второй год Ольга живёт в приюте для бездомных и ждёт, когда сыновья заберут её домой - Brainum

суббота, 11 мая 2019 г.

Второй год Ольга живёт в приюте для бездомных и ждёт, когда сыновья заберут её домой

 


На кровати в одной из женских комнат на первом этаже в приюте для престарелых и людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации «Дари добро» лежит худая женщина. Лежит под одеялом в подгузнике и тёплых носках. Таких, как она, в приюте так и называют – «лежачие»: из-за заболеваний они не могут передвигаться, обслуживать себя и проводят в постели всё время, здесь же умываются, едят и ходят в туалет. Раз в неделю «лежачих» на коляске отвозят в ванную их самостоятельные соседи, чтобы помыть, потом возвращают обратно в кровать до следующего банного дня.


Так уже чуть больше года в приюте живёт Ольга Крутакова. 5 января женщине исполнилось 60 лет, но с днём рождения в этом году, как и год назад, никто из её детей не поздравил.

Единственное развлечение для Ольги Викторовны изо дня в день – это детективы, которые она читает взапой. Вместо закладки в её книгах всегда – неподписанный потёртый конверт.

Один любил, другой бил


Говорит Ольга очень тихо, иногда промакивает глаза пёстрым вафельным полотенцем – текут слёзы. И плачет она тоже очень тихо – стесняется соседок по комнате, которых так же, как и её, оставили здесь родственники.

Замуж Ольга вышла в 23 года. С первым супругом познакомилась ещё в училище, Сергей был старше на шесть лет, работал трактористом. Отношения их начались внезапно: в Родительский день оба навещали родителей Сергея на кладбище, Ольга знала их. Скоро сыграли свадьбу.

– Перед тем как родить сыновей, у меня был один выкидыш... Я тогда уже на [кирпичном] заводе работала, на формовке [цех изготовления форм на заводе] надсадилась… Перед [старшим сыном] Павликом-то у меня девочка была... Родилась живой и, помню, как она ревела в тазике, пока её ополаскивали. Потом поместили под купол её, но она умерла.

Сыновей – Павла и Илью – Сергей и Ольга очень ждали. Самые счастливые воспоминания у Ольги связаны с моментами, когда они всей семьёй катались на коньках и лыжах, собирали ягоды в огороде при доме, который выделил Ольге завод. После, когда женщина уже не могла работать, этот муниципальный дом у семьи забрали и поселили в него других работников производства.

Через девять лет после свадьбы Ольга овдовела.

– И я вышла замуж второй раз… Не официально, в гражданском браке жили.

Второй муж много пил и избивал Ольгу. Детей от пьяного отчима женщина загораживала собой. И травму, после которой она уже не может ходить, женщина получила от мужа, к тому времени дети уже выросли и жили отдельно: не устояла на ногах, когда мужчина её ударил, упала на штырь, проткнула ногу. Даже после этого от мужа Ольга не торопилась уйти, надеялась: одумается и всё наладится.

– После моей травмы он [муж] уехал [из города]. Соседи пригрозили ему милицией и самосудом, он и сбежал. А я ведь никому не жаловалась, боялась: он мне так и говорил: «если в милицию заявишь, я тебе ещё больше сделаю». От сыновей скрывала [насилие со стороны мужа].

За Ольгой ухаживал её сын Павел: возил на плановые осмотры, сам делал перевязки дома, кормил и менял бельё.

После у женщины диагностировали гангрену обеих нижних конечностей. Врачи лишь развели руками: лечить бесполезно.

– Ноги как будто ошпарены кипятком. А я же до сих пор их чувствую, могу ими шевелить, но стоять не могу.

Осложняет физическое состояние женщины остеопороз, многочисленные переломы рёбер и обоих предплечий, которые она получила несколько лет назад, поскользнувшись на дороге.

Оставил и забыл


В приют Ольгу привёз её старший сын Павел: молодой мужчина быстро занёс худую мать на руках в дом, посадил на диван в фойе, не глядя подмахнул договор оказания услуг, спешно продиктовал номер своего телефона и адрес сотрудникам приюта и уехал.

– Он [Павел] уговаривал меня. Говорит: «Мам, давай соглашайся. Мне некогда тебя пеленать и кормить, убирать за тобой. У тёщи подруга тут жила, говорит, там хорошо относятся, кормят хорошо». Я согласилась. Он обещал забирать [меня], привозить гостинцы.

По словам сотрудников приюта, Ольга поступила в «Дари добро» с истощением и дырой в области копчика и поясницы от пролежней – сколько женщина пролежала без движений дома выяснить так и не удалось.

Ольга уверена, что младший сын Илья не знает, где она сейчас живёт, иначе обязательно навестил бы её в приюте.

– В этот раз с телевидения сюда приходили, я им [корреспондентам] всё рассказала, думала [сыновья] увидят, приедут. Нет, не приехали… ни тот, ни другой.


Первое время Ольга Викторовна очень обижалась на детей, а сейчас, говорит, привыкла, и вытирает нос полотенцем.

– Заберут меня. Почему не приехали ещё? Не знаю я, – отвечает еле слышно женщина, потом некоторое время молчит, затем добавляет. – Я верила им, что приезжать будут. Мне надо очки, вот, заказать... Сладенького не хватает… Внимания не хватает. Люба [Соколова, соцработник приюта] и Ольга [Бахтина, руководитель] внимательные, но не хватает их на всех.

Ольга Викторовна настаивает, что дома у сына её никто не обижал, наоборот – кормили и ухаживали. Но сейчас, в приюте, после обеда и ужина она обязательно заворачивает кусочек хлеба в платочек и прячет под подушку.
Короткий звонок


Когда наше интервью закончилось, мы предложили Ольге Викторовне позвонить Павлу. Из-за динамика на телефоне слышно, что говорит сын своей маме.

– Алло. Паша, это ты?! А чё ты ко мне не едешь?! – неожиданно громко кричит Ольга в телефон.


– Мам, ты что ли? Так мне сказали… – мужчина долго не может узнать, кто ему звонит, потом пытается найти слова, чтобы оправдать себя за долгое молчание, не дожидаясь ответа сына, Ольга спрашивает:

– Сына, ну что, приедешь? С сынком [внуком] и с Леной [невесткой] приезжай. Привези мне сладенького поесть и колбаски. Приезжай.

– Да не приедет он! – громко вмешивается в телефонный разговор соседка по комнате Вера, которую в приюте также оставил сын.

– Будет время свободное, приеду, – говорит Павел и сбрасывает звонок, не попрощавшись.

Ольга не обращает внимание на то, что кричит Вера, а слышит, что сын обещает её проведать в ближайшую субботу. Но Павел не приехал.

Весь год Ольга Викторовна собирается написать письмо старшему сыну (адрес младшего она не знает), конверт купили сотрудники приюта по её просьбе. Год она не решается рассказать сыну на бумаге о том, как скучает по детям и внукам; о том, что помнит как учила сыновей вязать и точно знает, что и сейчас Павел любит взять в руки спицы; о том, что помнит как сама шила костюмы клоуна и зайца на новогодние утренники сыновьям. Но почтовый конверт кочует из книжки в книжку и уже изрядно потрепался служить закладкой для детективов, которые уже прочитала Ольга Викторовна.


Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
© Copyright 2017 Brainum. Template Designed by Bloggertheme9.