Мама 18 детей из Барановичей, женщина года Беларуси: «Вся моя жизнь не такая, как у всех» - Brainum

среда, 20 июня 2018 г.

Мама 18 детей из Барановичей, женщина года Беларуси: «Вся моя жизнь не такая, как у всех»

 


Екатерина Станкевич сейчас воспитывает 12 детей. Она одна из немногих женщин, которой удается успешно совмещать работу, активную деятельность и семью. Екатерина рассказала Intex-press, почему не прибегает к услугам нянь и домработниц, зачем ищет биологических родителей своих приемных детей и в чем видит секрет настоящего женского счастья.

Больше интересного - в нашем Telegram-канале https://t.me/brainumru

О желании усыновлять 

Я родилась в богатой и благополучной семье. Никогда не слышала матов от родителей, не видела драк. Мы с сестрой были окружены заботой и любовью. 

Однажды родители собрали рождественские подарки для воспитанников школы-интерната и взяли нас с собой. Из этой поездки я вернулась с четким пониманием того, что, когда вырасту, возьму хотя бы одного ребенка из детского дома. У этих детей было все, что нужно для жизни. Но не было той безграничной любви мамы и защиты папы, которые были у нас. 

Понимание этого потрясло меня. Я росла, и желание взять ребенка из приюта росло во мне. Когда я вышла замуж и забеременела вторым сыном, пошла на курсы по усыновлению.

О знаках 


Ни один ребенок не попал ко мне просто так. Каждый раз был какой-то знак. Первую девочку – Лизу – я удочерила, когда рожала второго сына Артема. Мама Лизы лежала со мной в одной палате и написала отказ от нее. Когда у нас появилась Лиза, я захотела, чтобы и у старшего сына появился брат-ровесник или сестра. Поехали в Кобрин. Там в детском доме на тот момент было 96 детей. Когда мы с подругой шли по коридору, навстречу выбежал мальчик и бросился ко мне. Я поняла – это мой ребенок.

Меня отговаривали брать Владика, потому что у него была куча всяких диагнозов. Помню, когда уезжали, директор детского дома мне сказала: «Как ты приехала, так ты мне его и вернешь». Даже суд мне с первого раза не разрешил его усыновить. Мол, молодая, с тремя детьми до трех лет. Давали время подумать, отговаривали даже. Но я знала, что это мой ребенок. Мы возили его по врачам, много занимались, и сейчас Владик учится в 7 классе в обычной школе, его сняли со всех учетов. Когда мы ездили с детьми в Кобрин, его воспитатели не верили своим глазам. 

Мы с детьми много выступаем в интернатах, домах престарелых, хосписах. После одного такого выступления в Ястрембеле ко мне подошла девочка-подросток по имени Алина и попросила ее забрать. 

До этого я брала только маленьких детей. Брать подростка было страшно. После поездки мне приснился сон: будто я в Ястрембеле, меня просят сдать анализ крови, потом кровь сдают все дети, затем ко мне подходит врач и говорит, что у меня и Алины одинаковая группа. Понятно, что после такого я не могла ее не забрать. 


Или взять Сашку, которого я забрала из нашего барановичского приюта. Привезли его домой, я называю имена детей, а он добавляет «и Маша». Говорю, мол, нет никакой Маши, а он стоит на своем. Оказалось, у него есть младшая сестра Маша. Теперь Маша тоже с нами. 


Все дети и внуки Екатерины и Али играют на музыкальных инструментах и поют.

О биологических родителях 

У моего мужа была мечта – найти биологических родителей всех наших детей. Первое время я была против. Но он спрашивал меня, хочу ли я помочь только детям или их родителям тоже. И мы стали искать. Где нам только не назначали встречи. Даже на кладбище. Одну маму нашли на свалке, и это была самая страшная встреча. Мы посетили всех, даже бабушек и прабабушек. И насколько я была против вначале, настолько потом ни разу не пожалела о сделанном. 

Все дети верят в чудо, ждут, и, когда чуда долго нет, это травмирует. Я не акцентировала внимание на том, что моих детей оставили, но они все равно рисовали себе ту реальность, которую им хотелось. Когда они познакомились с родителями, эти розовые очки спали. Они перестали ждать, стали спокойнее и, как мне кажется, стали больше ценить нас с мужем.


Мои дети общаются со своими родителями. Те приезжают к нам в гости, у нас дружеские отношения. Я не осуждаю и не виню их ни в чем. Легко судить, когда у тебя все есть. Но где была бы я, если бы не мои родители? Мы часто видим «итого» в жизни человека. Но не видим или не хотим видеть причин. 

Один бомж сказал мне очень правильную мысль: все люди – пассажиры, которые ждут свой поезд. Но некоторые едут не в том направлении. И, к сожалению, не всегда найдется человек, который подойдет и скажет: «Послушай, ты не туда едешь». Маме одного из моих детей 25 лет, а папе 76. И она рассказывала, что пошла к нему, потому что он был единственным, кто открыл ей дверь. Как я могу ее судить?


Дети Екатерины и Али посетили много стран и некоторые моменты запечатлели на фотоснимках.

О нянях и домработницах 

Я всегда хотела быть мамой во всех смыслах. Я знала, что никогда не возьму в дом няню или домработницу, потому что я – большая собственница и не смогу делить своих детей с какой-то другой женщиной. Даже на своих родителей я никогда не оставляла детей, и за это они меня уважают. 

Если я не успеваю в бизнесе, я оставлю бизнес. Не успеваю в учебе – оставлю учебу. Но мои дети не будут страдать от того, что им не хватает моего внимания или заботы.


Дети составляют распорядок дня и придерживаются его, посещая многочисленные кружки и секции.

О достатке и нищете 

Мои родители могли позволить себе многое, но не транжирили деньги и нас воспитывали в бережливости. «К богатству привыкаешь быстро, а вот если из богатства попадаешь в нищету, это может любого сломать», – говорила моя мама. С тех пор, как ушла от родителей, я никогда не просила у них денег. Бывали времена, когда шампунь в целях экономии приходилось разбавлять, а обычная курица была за деликатес. Но я всегда себе говорила так: не на что заправить машину, езди на автобусе или ходи пешком. 


Когда я только начала брать детей на воспитание, я старалась дать им все. Но со временем поняла, что, если я буду воспитывать их потребителями, я испорчу им жизнь. И я стала объяснять, сколько стоит газ, свет, продукты, которые покупаем в магазине, и учить их тому же, чему меня учили мои родители. Я уверена, что мои дети не пропадут.


Карта путешествий семьи Екатерины Станкевич.

О главном достижении 

Тенденция брошенных – бросать дальше. Четверо моих приемных дочерей уже замужем, у меня семь внуков. И то, что мои дети не бросают своих детей, что любят и заботятся о них, я считаю своим самым большим достижением. 

Когда я увижу, что все мои дети выросли достойными людьми и хорошими семьянинами, моя функция как родителя будет выполнена. 

О муже 

Мы живем установками тех, кого мы любим. Поэтому, когда девочка воспитывается в семье без папы, она растет с пониманием, что все мужики – козлы. Если мальчика воспитывает одна мама, он не знает, как ухаживать за женщиной, и в своей будущей избраннице видит не женщину, а маму. А ведь даже самой сильной женщине нужен рядом мужчина, который будет еще сильнее.


Мне очень повезло с мужем. Я бы не справилась без него. И хотя я большую часть времени уделяю детям, мы редко бываем только вдвоем, он ни разу не упрекнул меня в этом. 

Али очень заботливый. Он знает, что я обожаю путешествовать, поэтому все его подарки связаны с путешествиями. Мой подарок к 8 Марта – поездка в Индонезию. Я никогда не еду надолго, максимум на пять дней. Он остается с детьми. И настолько хорошо справляется, что учителя даже иногда не замечают моего отсутствия. А если я начинаю звонить и волноваться, говорит, что я унижаю его своим недоверием, что в следующий раз он меня не отпустит. Этих коротких путешествий мне хватает, чтобы отдохнуть и зарядиться впечатлениями и эмоциями.

О женском 

счастье Не может быть женщина счастливой без детей. Я не могу. Мне кажется, мы созданы, чтобы реализовать себя именно в материнстве. Когда муж однажды спросил меня, кого я больше люблю – его или детей, я даже не задумывалась: конечно, детей. На что он мне сказал: «За это я тебя и люблю». 

О воспитании 

Когда клиентки приходят ко мне на массаж и жалуются на своих мужей, которые не могут носки убрать или еду подогреть, я думаю, что мои дети такими никогда не будут. Все мои дети умеют готовить. Пусть они этого не делают, но умеют. Они знают, как включается стиральная машина, а картошку я не чищу уже два года, хотя нам ее на один раз нужно два-три ведра почистить. 

Дети чувствуют, как взрослые к ним относятся. И если педагог или мама жалуются, что не справляются с ребенком, проблема не в ребенке, а в них. Если ты не хочешь, чтобы ребенок орал на тебя, не ори на него. Если не хочешь, чтобы однажды он «послал» тебя, не допускай, чтобы подобные слова вылетали из твоего рта. 


Я стараюсь максимально выслушать ребенка, встать на его место и посмотреть на проблему его глазами. Нельзя ломать ребенка, нужно дать ему время, чтобы он сам понял. Иначе ребенка можно просто потерять. Мы очень любим воспитывать других, но, я считаю, что человек должен всегда воспитывать себя.

Об учителях и оценках 

Школьные психологи работают с детьми и родителями, но почему они не работают с педагогами? Когда учительница кричит и ломает указку о стены, это говорит о ее непрофессионализме. Когда у меня дома что-то не так, я ищу проблему в себе. А школа ищет проблему в ребенке. 

Да, школьные оценки важны. Но я пытаюсь научить детей прежде всего объективно оценивать самих себя. Поэтому, когда я вижу, что ребенок учил, знает, но у него стоит двойка, я не буду его ругать. 

Но если он получил два балла и при этом ничего не делал, пусть не жалуется.


Дети ведут активный образ жизни, участвуют в соревнованиях, олимпиадах и занимают призовые места.

Об эмоциональном выгорании 

Сегодня очень много говорят об эмоциональном выгорании. Когда этот вопрос однажды задали мне, за меня ответил профессор психологии, который меня хорошо знает: «У нее не может быть эмоционального выгорания, потому что она получает много энергии». Он прав. Это как в спорте: ты приобретаешь тогда, когда тратишь энергию. Я никогда не ловила себя на мысли, что устала от детей. 


Об общественном мнении 

Когда куратор в университете первый раз увидела меня, тут же сказала, что я буду отвечать за развлечения. И была в шоке, когда узнала, что у меня четверо детей и я не люблю тусовки. 

Я все детство просидела над книгами, с медалью окончила школу, колледж, потом университет. Я не считаю себя яркой или красивой, хотя с детства была не такой, как все. Это мое внутреннее состояние. Когда надо мной смеются, бывает неприятно. Но, когда я смотрю на этих людей, понимаю, что такой, как они, точно быть не хочу. Вся моя жизнь не такая, как у всех. И я горжусь этим. И только мнение тех, кого я впустила в свое сердце, важно для меня.

Автор: Людмила СТЕЦКО. 





Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
© Copyright 2017 Brainum. Template Designed by Bloggertheme9.