понедельник, 4 сентября 2017 г.

Тело всё стерпит…

 



Тело помнит

Тело помнит первое прикосновение маминых рук, хотя память не может воспроизвести эти образы.

Тело помнит, что металлическая спинка кровати в детском саду всегда была холодная, даже если вокруг было тепло.

Тело помнит, как папа брал мои детские руки в свои сильные и взрослые, и делал «сальто-мортале» так, что захватывало дух.

Тело помнит, что песок у реки, по которой сплавлялись, когда мне было 6 лет, был очень горячий, иногда по нему нельзя было просто так пройти – только пробежать.

Тело помнит боль, когда пришлось остаться одному в больнице без мамы в первый раз.



Оно помнит сухой жаркий воздух у бабушки в Казахстане. Когда можно было подойти к любой пятиэтажке, и от её стен чувствовался жар.

Тело помнит объятия. Их было очень много. И ощущения крепких объятий ни с чем не сравнимы.

А ещё тело помнит ощущения воды. Разной. В ванной. В карьере, куда бегали на даче у бабушки с дедушкой, когда они ещё были живы. В холодной реке. На море, когда огромные волны захватывали и несли к берегу, и было ощущение детского восторга.

Тело помнит, как оно сжималось, когда была угроза насилия. И как оно выдыхало и расслаблялось, когда эта угроза проходила.

Тело помнит первую близость. И особые ощущения полного соприкосновения с телом другого, с его теплом, сердцебиением, дыханием, движением.

Тело помнит все запахи и вкусы. Стоит где-то на долю секунды уловить какой-то особый запах, как тело моментально вспоминает, откуда он, где он чувствовался впервые.

Тело помнит всё.

Тело всё стерпит…

Тело стерпит, когда ему больно.

Тело стерпит, когда ему невыносимо холодно, и оно замерзает.



Оно стерпит, когда жара и жажда.

Тело стерпит, когда его длительное время заставляют заниматься физическими нагрузками, иногда непомерными.

Тело стерпит, когда очень долго его вынуждают находиться в неподвижности, сидеть или лежать, хотя для него так естественно – двигаться.

Тело стерпит, когда в него вливают алкоголь, вдыхают никотин, закидывают бесчисленное множество ненужных ему продуктов.

Тело стерпит, когда на него перестали обращать внимание, заботиться о нём.

Точно так же, как когда его начинают искусственно пытаться менять, уменьшая вес, подтягивая кожу, разглаживая морщины, пересаживая ткани – тоже всё стерпит.

Тело стерпит голод, даже очень долгий.

Тело стерпит болезнь. И когда её не лечат, игнорируют, запускают – тело тоже это стерпит.

Тело стерпит, когда его выставляют напоказ, как красивую вещь, или, наоборот, прячут от всех и даже от самих себя, чтобы не видеть его изъяны, его особенности.

Тело стерпит всё, потому что у него очень много ресурсов. Ресурсов, чтобы терпеть.



Тело ждёт…

Тело ждёт заботы и тепла.

Тело ждёт, когда ему будут давать ту пищу, которая для него комфортна, те прикосновения, которые для него жизненно необходимы, те движения, которые приносят ему радость и наполняют энергией.

Тело ждёт, когда может отдохнуть.

Тело ждёт, когда можно будет дышать глубоко и свободно, без напряжения, спазмов, рывков.

Тело ждёт, когда его начнут лечить. Даже те болезни, которые уже вписались в полотно повседневности и вроде бы особо не мешают, но, как вода точит камень, подтачивают ресурсы тела изнутри.

Тело ждёт тепла другого человека. Ждёт всегда. Этим невозможно запастись впрок.

Тело ждёт возможности бегать, прыгать, кричать, петь, танцевать столько, сколько оно хочет, а не строго отведённое время в строго отведённом месте.

И ещё тело ждёт любви. Самой разной. И всегда будет ждать.

Тело со мной всегда…

Каждую секунду моей жизни – это жизнь в теле.



Всё другое может меняться: близкий человек, одежда, работа, место жительство, привычки, способности, материальное окружение.

А тело – всегда одно и всегда со мной, каждое мгновение.

С телом нельзя развестись.

Его нельзя обменять на новое или хотя бы немного модернизированное.

Никому не предъявишь претензии о тех особенностях тела, которые никак не изменить.

Тело не сделаешь бессмертным и нестареющим.

А ещё тело возникает тогда, когда меня ещё нет. То есть, когда я ещё даже не сделал первый вздох, пока я ещё не стал осознавать, что я есть, пока не научился говорить и мыслить – уже есть моё тело.

И после того, как меня не станет, в моём теле ещё будет продолжаться жизнь. Какое-то время.



И даже спустя столетия оно ещё может не исчезнуть – могут оставаться кости.

Кости, которые были опорой для моего тела…

Тела, в котором когда-то был я…

Ну, а пока мы ещё вместе!