среда, 23 августа 2017 г.

Женщина должна быть любимой, счастливой, красивой! А больше она никому ничего не должна!

 




"Женщина должна быть любимой, счастливой и красивой. Больше она ничего никому не должна".
Так только говорится. А получается, она должна всем. Значит, нужна этим всем. А если не нужна, то это совсем плохо. А если к этому "нужна" прилагается — любимая, счастливая и красивая — то это very good.

Про любимую пока помолчим, сомневаться в этом себе дороже, про красивую тоже понятно: тени, карандаш, помада — тут все женщины художницы, вот как быть счастливой — я знаю точно.

Каждый день должен состоять из маленьких радостей. Утром встала без будильника — почему-то не звенел, и вспомнила: вчера с работы уволили! Вот оно — счастье! И будильник, незаведенный с вечера, об этом знает, муж знает, всем знакомым с удовольствием доложим, а на их сочувственные стенания только рассмеемся. Ведь завидуют. Что мне не надо теперь рано утром вставать по трижды ненавистному звону, у зеркала можно стоять часами, и по магазинам шляться сколько угодно. А-а-а, муж уже ушел, деньги зарабатывать, пустая чашка в раковине. В жизни не вымоет. Вчера спросил с недоумением, услышав об увольнении: "А что же ты делать будешь?..". "Чашки за тобой мыть", — парировала я, а про себя подумала: — лишь бы ты пришел вечером вовремя и духами после "конференции" не пахло. Само слово "конференция" настораживает каждый раз. Слышать его не могу. Еще хуже, когда Фил РАБОТАЕТ ДОМА. Обычно это случается в выходной, когда все разумные люди отдыхают, выезжают с семьей на природу, в худшем случае делают ремонт. А у нас... Я с утра начинаю уборку, на жужжание пылесоса — он ноль внимания. Работает. Мечтательно в окно смотрит, или ходит вокруг компьютера. На вопрос: "Ты свободен или?". Отвечает: "или". И добавляет: "Идею новую обдумываю". Поскольку в моих глазах он всё равно ничего не делает, пытаюсь его приспособить к чему-либо полезному. Но лучше бы не пыталась. В мужчин не встроена функция уборки. И каждый раз это оборачивается маленькой или большой ссорой, обвинениями, что я использую его рабочее время, а то и хлопаньем входной двери. Наверно, "конференция" живет недалеко, потому что машину не берет — ключи в прихожей висят... но возможно, мои предположения или подозрения надуманы, и он просто прогуляется за пивом. За шесть лет совместной жизни к конференциям и недлительным командировкам как-то привыкла, от объяснений устала, и пусть всё идет, как идет, как говорит одна знакомая: "муж и брак дело святое".



Он возвращается часа через два, спокойный и умиротворенный, с двумя бутылками пива и с вопросом: "Тебе помочь?". Но мне помогать уже не надо, в квартире порядок и обед готов. Но я отзывчиво предлагаю повесить новую занавеску в кухне — перед обедом, а после обеда вынести мусор, и еще поменять в кране прокладку, вода капает и это меня сильно раздражает. А, еще поставить новую розетку. Где? А вот здесь, у зеркала в ванной, где ты бреешься, видишь, старье, уже в негодность пришла. Да, еще купить молока и булочек назавтра.

Перед сном выхожу на балкон покурить и подвести итоги.

Занавеску уронил и наступил ногами, мусор не вынес, продукты поручил купить мне, посуду в посудомойку не загрузил, розетку новую не поставил, хотя в руки дала, а где она, в каком углу теперь лежит, не знаю, может под диваном, вместе с носками. Про кран Фил и не вспомнил, вода продолжает капать. После обеда сидел за компьютером злой как черт и бормотал по телефону, с кем, неизвестно, возможно на свою фирму звонил, там и в выходной кто-нибудь сидит. Решила в дискуссию о кране не вступать. Пришел в спальню поздно, когда я уже третий сон смотрела, кровать тяжело скрипнула и затихла, я ушла в четвертый сон, в котором были отдых на зеленой лужайке, починенный кран и нетоптанная ногами занавеска.

Может такой муж нравиться? А почему нет? Брак — дело святое. Наблюдала в знакомых семьях мужей и похуже, а жены довольны и в дискуссии вообще не вступают.

Очередной выходной и "работу дома" как-то пережила, а теперь можно вспомнить про свои маленькие радости. К примеру, общение с подругами в своем личном компьютере. Отчего-то со вчерашнего дня напал кашель, наверно, на балконе продуло, но компьютер не требует голосового общения. Сейчас Лиане напишу, с ее секретарской непыльной работой с Лианой можно общаться в любое время.

Тут Лиана сама позвонила по телефону, и состоялся такой диалог:

Лиана: Привет! Как дела?

Я: Меня с работы уволили, сократили за ненадобностью. С приличным выходным пособием.

Лиана: Здорово! Пойдем в кафе? У меня обеденный перерыв скоро, но его можно продлить на часок.

Я: Не сегодня. Что-то кашляю, даже говорить трудно. Кха-кха...

Лиана: Да? А ты горло пробовала полоскать? Календула, сода...

Я: Лиана, у меня кашель, не горло. Кха-кха...

Лиана: Ну хорошо... а помазать чем-нибудь?

Молчу в тупике. Бронхи помазать? Интересно, как?

Лиана: В следующую субботу у нашей Анетки день рождения. Приходи! Ты знаешь, сколько ей лет? Угадай!

Я: Ммм... лет восемь.

Лиана: Хм... пока еще семь.

Я: Вот я и говорю... лет восемь... будет.

Лиана отключилась. Вот все они, которые детные, обижаются, когда не знаешь дни рождения их детей или сколько им.

Нет у меня детей, природа не позволила, что-то неправильно в организме сложилось. Я Феликса перед нашей женитьбой предупредила о своей проблеме, но он только рукой махнул, сильно влюблен был и всё остальное по фигу. У него ведь есть ребенок, правда, он в другой стране живет. Бывшая супруга дает десятилетнему мальчишке телефон ровно на пять минут, а им и трех хватает, оба не знают, о чем говорить, отвыкли друг от друга.

Ну, Лиана надолго не обижается, она хороший человек и мать-героиня с тремя детьми и много работающим мужем. О своем не особенно будет рассказывать, если вопросы не задавать. Так я их почти не задаю, сама всё вижу. А она любит спрашивать и заодно советовать, но информацию о человеке, похоже, не накапливает, и за годы общения со мной она толком ничего обо мне не поняла, то есть, каждый раз будто впервые тебя видит. Даже не поинтересовалась, с чего вдруг уволили. Потому что на самом деле ей ничего постороннее неинтересно. Своя жизнь занимательнее, это естественно.

Как-то она неожиданно сказала мне: "Ты злая. Ты можешь сказать гадость и не заметить этого".

Тут мне было впору обидеться. Когда это я сказала гадость? Да что она понимает. Закопалась в своих детях, фефела, и ничего вокруг не видит. Не видит даже, как её благоверный смотрит на меня, когда я прихожу, а он дома — что редко бывает. Мне его взгляды по фигу, и вообще чужие мужья неприкосновенные фигуры. Но всё же один раз я не удержалась и сказала Лиане: "А твой муж опять на работе? Выходной же сегодня. Тебе не кажется, что он... Позвонила бы в офис, проверила..."



Лиана выпучила на меня свои небесные глазки, открыла рот и закрыла. Вот вскоре после этого она и сказала мне, что я говорю гадости. Может, и вправду, Дима непорочный муж, и пусть подруга живет в этой уверенности.

...После беседы с Лианой про день рождения Анетки, зашла в "Одноклассники". Там тоже бывают маленькие радости. Когда тебя вдруг кто-то находит и с интересом читаешь чужие новости. Правда, интерес обычно быстро потухает, то ли люди меняются с годами, то ли просто плохо их помнишь уже. Недавно разыскала меня одна одноклассница, которую я вспомнила с большим трудом, несмотря на выставленную школьную фотографию. Но всё равно обрадовалась. Пообщаемся, одноклассников обсудим, где кто и как. Рано радовалась, эта Катя засыпала меня кучей вопросов, и некоторые ставили меня в тупик.

"Как я счастлива, дорогая Элина, видеть тебя здесь! Удивляюсь, что ты меня не сразу вспомнила, неужели не догадалась, какая Катя тебе пишет?"

И понеслось. Настойчивые попытки с её стороны к очень близкому задушевному общению и стремление узнать о моей жизни всё-всё-всё.

"Вы живете в доме или в квартире? А в какой стране? Какой у вас климат? Есть ли поблизости водоемы? Сколько лет мужу? Чем он занимается? Куда вы ездите отдыхать? Как провели выходные? Напиши, как проходит твой день?"

Если я пропускала какой-то вопрос, вроде такого, "как проходит твой день", то этот вопрос возникал в следующем письме.

"Элина, ты почему ничего не пишешь о своем доме, а мужа-то хоть как зовут? У вас большая квартира? А что видно из окон? Что ты сегодня делала? Ты почему про себя так мало пишешь? Мне всё интересно".

Последняя фраза "мне всё интересно" повторялась почти в каждом письме, которыми она меня завалила. Всё это было невыносимо. Но к счастью, её любопытству пришел конец, поскольку оно не удовлетворялось, и Катя с удовольствием переключилась на себя.

"Ходила прогуляться по городу, но погода плохая, вернулась, голову намыла, сижу сушусь в интернете. Какая у вас погода? А природа какая? Пиши мне о природе, раз не хочешь писать о себе. У вас какие деревья — пальмы или березы? Мне всё интересно!"

А вот мне интересно, как можно сушиться в интернете. Но я не спрашиваю. Через пять минут пришло еще письмо.

"У меня проблемы! Полезла на стремянку повесить картину, оперлась ногой на стол и упала, ударила голову, повредила ногу, и еще при падении задела картину и она ударила меня сверху".

У человека несчастье, проблемы, а я хохотала, представляя всё это.

Следующее письмо было явно обиженным.

"Ты не хочешь о себе рассказывать. А я ведь зарегистрировалась на одноклассниках только из-за тебя, чтобы тебя найти! Ну напиши хоть что-нибудь! Какая у вас погода? А что ты сейчас делаешь?"

В конце концов, в один из не самых лучших моих дней, когда меня еще не уволили, и я чувствовала себя усталой от работы и от дома, я ей написала:

"Катя, я ответила на все твои вопросы, на которые хотела ответить. Ты тоже ответила на все мои вопросы, спасибо".

К счастью, она больше не писала, и удалила меня из своих "друзей". Такое махровое любопытство и навязчивость я встретила впервые. Но мне почему-то стало её жалко. Люди, слишком любопытные к чужой жизни, обычно не имеют своей, хотя бы мало-мальски интересной, и событий у них не происходит, кроме сушки волос в интернете и падения со стремянки.

Я с этой Катей училась последние два старших класса, жили мы в соседних домах и иногда шли вместе из школы домой. Никакой дружбы между нами не было, секретами о мальчиках не делились, за одной партой не сидели. Конечно, я обидела её отказом общаться. Но в её назойливости и бесконечных вопросах наверно было не простое любопытство, тут что-то явно зашкаливало. Может, она хотела приехать ко мне в гости, а перед этим завязать дружбу? Я заметила, что Катя даже некоторое перестала появляться на сайте. Видимо, я нанесла ей психологическую травму. Но писать я ей больше не стала, зачем наступать на те же грабли. Правда, там что-то маниакальное было. Трудно было воспринимать такие вопросы от взрослого человека.

И еще одна одноклассница меня нашла. Тоже засыпала вопросами, но быстро переключилась на себя.

"Привет. Ездила с родителями на дачу, хотела позагорать. Через три часа начался зуд на коже, всё чесалось и пошло красными пятнами. Уши вспухли и к голове не прижимаются".

После шло подробное описание, на какие места перешли красные пятна, какой укол ей сделала "скорая", как она несколько дней ходила в больницу, какие таблетки она пьет, какое у неё давление, и так далее.



Словно я её врач, и она в подробностях описывает свое состояние. Но одна фраза мне понравилась:

"Между нами Бог знает сколько тысяч километров, но я смотрю на твое фото и словно ты рядом, кстати, ты замечательно выглядишь, наверно, фото старое".

Ну как тут не рассмеяться! Но я перестала заходить в "Одноклассники" — мало там адекватных людей.

* * *

У меня был очередной день рождения, и я ждала Фила пораньше и с нетерпением. Я недавно намекала, что мобильник у меня уже старый, и хочется новый, с наворотами и красивенький, чтобы не стыдно было при людях из сумки вытаскивать. Но про мобильник я намекала, когда еще ничего не знала... А сейчас я ему такую радость приготовила! Было некое подозрение, и я позавчера тест сделала. И решила дождаться дня рождения. Он мне маленький подарок, а я ему!.. Я ему большую новость! Которая опровергает все диагнозы врачей.

Фил задерживался. В последнее время это с ним случалось всё чаще, а слово "конференция" один раз только прозвучало, он просто задерживался и даже не предупреждал. Но сегодня мог бы и пораньше придти. У меня давно стол накрыт, шампанское в холодильнике.

Наконец, Фил пришел. Почему-то без цветов. Неужели забыл? Никогда ведь не забывал. Может, неприятности на работе, и не до моего дня рождения ему... Сейчас он забудет про все неприятности, как только я ему скажу...

Фил даже не разулся, прошел в комнату, с недоумением посмотрел на накрытый стол с хрустальными синими фужерами, и свечи в подсвечниках. Поморщился.

— Эла, ты кого-то ждешь? Как-то не вовремя... Мне нужно с тобой поговорить.

И он со мной поговорил. У него есть женщина. У них будет ребенок. "У них будет" — вот это меня поразило. А у нас? У нас не будет?

— А как же мы? Мы с тобой?

Других вопросов я просто не нашла, от шока. Но подумала и еще спросила:

— Но, Фил, у нас ведь было всё так хорошо. Откуда у тебя взялась эта женщина?



— Так получилось. Это моя сотрудница.

— И что? Ты разве обязан уходить к ней?

— Ты что же, считаешь, что я оставлю женщину с ребенком от меня?

— А... как ее зовут, твою конференцию? — спросила я, давая понять, что я не —такая уж дура, как ему представляется.

— Что? — Фил смутился. Помялся и нехотя сказал:

— Алина.

— Почти как меня. Я Элина, она Алина. Путать не будешь?

Фил молчал. Я открыла рот, чтобы сказать ему, что я тоже беременна. И как это будет звучать — "тоже"? Он не поверит и воспримет мое заявление как шантаж. А у меня почти два месяца. Живот чуть припух уже.

Я ничего не сказала Филу. Не смогла. Он собрал какие-то вещи в сумку, сказал, что остальное заберет на днях. Уходя, оглянулся на накрытый стол.

— Извини, я забыл. И вообще, прости. Что делать, так получилось.

Я позвонила Лиане и всё ей рассказала. Зарыдала в трубку, горестно и со всхлипами.

— Элка, что ты, перестань... Радуйся, ребенка родишь, это же счастье! И пусть уходит. Потом-то он узнает, локти кусать будет.

— С чего это ему локти кусать? У него к тому времени там ребенок родится, от конференции этой.

Лиана не сдержалась и хихикнула. — Извини, это я так, нервически. Элка, перестань плакать. Мужья приходят и уходят, и черт с ними. Я тебе помогу, у меня опыта с детьми навалом!

Приходят и уходят. Будто она что-нибудь в этом вопросе понимает.

И тут я узнала поразительную вещь. Её муж, лысый пузанчик Димка, полгода, как ушел от неё. От троих детей! Ушел к молодой "стервочке", как характеризовала её Лиана. Нет, она не знает, почему. Бес во все ребра. Может, устал просто. Молчала почему? А что толку жаловаться? От этого разве легче будет.

А я редко у них дома бывала, и всегда Димка "на работе". Не хотела, значит, несчастьем делиться. Мужчин уверили, что по природе они полигамны, и поэтому они считают, что им всё дозволено.

— Лиана, а ты с ним говорила, вразумляла?

— Говорила... Бесполезно. Потерял голову и с ней совесть. Хотя, говорят, в любви совести нет, не присутствует. Но Дима материально помогает, не скупится. И тебе Феликс поможет, не сомневайся.

— В этом я как раз сомневаюсь.

Кажется, еще совсем недавно я радовалась, что меня уволили, и можно будет пожить свободно, не вставать по будильнику, предаться своим маленьким радостям. А теперь надо срочно искать работу, любую. Пока живот незаметен, устроиться и не ждать милостей от бывшего мужа. Вот, уже называю бывшим. Как быстро привыкаешь называть вещи своими именами.



Я устроилась на работу компьютерным графиком, в солидную фирму, с очень даже приличной зарплатой. С помощью Лианы, самой вряд ли бы удалось. Она позвонила Димке и велела устроить меня на работу. "Дима, надо!", — потребовала она, не объясняя ему моих сложных обстоятельств.

Когда шеф, наконец, узнал — не сам конечно, секретарша, очевидно, ему глаза открыла, и внимательно осмотрел меня, убедился, что новая сотрудница изрядно беременна, то только вздохнул и промямлил: "Что ж поделаешь, будем платить... но только до года ребенку!"

И на том спасибо, дальше как-нибудь сами разберемся.

Я продолжила пока работать и ждать... Ждать свою большую радость. Лиана меня преданно опекала и однажды сказала:

— Знаешь, а я всегда не очень доверяла твоему Феликсу. Что-то в нем такое было... непостоянное, ненастоящее. На нем написано это было. Подует ему ветер в другую сторону, и он не задумается. Я ведь наблюдала за вами.

Хм, она за нами наблюдала, а у себя под носом не видела. А я в её Димке сразу уловила лезущее из его блудливых глаз непостоянство.

Но надо же — она наблюдала. А я всегда думала, что Лиана на себе сосредоточена и на детях своих. Это я не видела ничего вокруг. Или очень хотела не видеть и терпела "конференции". Потому что верила, что "брак — дело святое". Теперь бы обе "брошенки". Фу, какое противное слово.

Я погладила свой растущий, как на дрожжах, живот и громко засмеялась.

— Ты что? — встревожилась Лиана. Наверно, решила, что у меня сдвиг в мозгах.

— Я радуюсь! — сказала я. — У меня в жизни еще не было большей радости!

— А-а-а...

И мы стали смеяться, как ненормальные.




Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
© Copyright 2017 Brainum. Template Designed by Bloggertheme9.